От соски к интегралу

Когда я была совсем маленькой, я долгое время мечтала дожить до светлого будущего – того дня, когда мне подарят калькулятор. Мысль о том, что можно будет перестать считать и удастся перепоручить это ненавистное занятие машинке, вселяла в меня оптимизм и поддерживала в тяжкие минуты уроков математики. На определенном этапе калькулятор мне подарили, но, увидев в школе, что мне теперь придется на нем вычислять, я резко погрустнела.

Недавно, покупая на лето собственному ребенку брошюру для занятий математикой, я задумалась, неужели нельзя сделать так, чтобы математика не была наказанием и непосильным грузом, уделом редких счастливчиков, обладающих выдающимися способностями? С такими вопросами я решила обратиться к специалисту по преподаванию математики для детей, Борису Зильберштейну.

-Борис, неужели мирный процесс между детьми и математикой возможен?
-Конечно. Дети очень любят математику, математика окружает их с первых дней жизни. Ею можно и нужно начать заниматься, как можно раньше, только надо знать, как. И для начала надо прекратить говорить о математике для детей, как таковой. Когда мы говорим о малышах, мы говорим о развитии логико-математического интеллекта. Зачастую попытки развить математическое мышление у ребенка ограничивается попытками научить его считать пальчики или кубики. Чем раньше ребенок учится считать до ста или тысячи, тем светлее видят его математическое будущее гордые родители. На самом деле, логико-математический интеллект это намного больше, чем запоминание длинного ряда цифр, которые зачастую мало что говорят маленькому ребенку. Запоминание длинного ряда чисел, в основном, говорит о хорошей звуковой памяти. Но есть еще и визуальная память, надо научить его узнавать числа. Кроме того, надо сформировать количественное представление, без которого невозможно выполнение каких-либо операций. Но на это, к сожалению, гораздо меньше обращают внимание.

Между тем, бессмысленно пытаться научить складывать ребенка, у которого не сформировано количественное представление, он просто не понимает, о чем идет речь. Дети с этим не рождаются, это нужно развивать. А развивать надо начинать рано. Еще никто не доказал, что надо развивать поздно. А польза от ранних занятий уже была доказана и неоднократно. Большинство моих детей успешно проходят экзамены минпроса для отбора особо одаренных детей. Чудо? Нет. Просто их развитием целенаправленно занимались. А вот если не знать, как заниматься с маленькими детьми, можно тратить усилия на то, чтобы доказать, почему этого делать не надо.

-Что же это, собственного говоря, за зверь такой хитрый: логико-математический интеллект?
-Речь идет, в принципе, о четырех основных вещах: математике, логики, пространственном мышлении и комбинаторном мышлении.

Ныне существующие системы и методики не занимаются комплексным развитием логико-математического мышления. В обычных и вечерних школах занимаются математикой, на различных кружках обычно усиленно занимаются игровыми логическими задачами. Безусловно, это тоже важно, но это развивает лишь определенный набор навыков. Или еще один пример, пространственное мышление. Сегодня пространственное мышление предпочитают развивать ближе к старшим классам, в которых начинают изучать стереометрию. Но мой опыт показывает, что если с ребенком этим целенаправленно заниматься, то уже в первом классе он сможет складывать такие сложные трехмерные картинки, которые являются непростой задачей для пятиклассников.

-Но принято считать, что с математикой не стоит форсировать события, что многие вещи детям просто не могут быть понятны, лучше на них не давить, а объяснить им это спустя несколько лет. Почему вы решили заниматься именно математикой и именно с малышами?
-Нет ребенка, который не в состоянии понять какой-либо математический принцип. Есть учителя, которые не умеют преподавать маленьким детям. Сегодня маленькие дети даже водят на специальных автодромах маленькие машинки. Если ребенок может освоить езду на машинке или двухколесном велосипеде, что само по себе является очень сложным действием, разве он не может усвоить математическое понятие? У меня дошкольники обсуждают тему конечности и бесконечности, и я не считаю это чем-либо из ряда вон выходящим. В конце концов, множество детей играет в шахматы с 3-4 лет. Так почему бы не изучать дифференциал в этом возрасте? Ребенку можно и нужно рассказывать о сложных вещах, просто надо делать это понятно и на доступном ему уровне. Но, к сожалению, сегодня даже большинство игрушек для маленьких детей ограничиваются развитием мелкой моторики. Кстати, это само по себе очень важно. Потому что, за мелкую моторику отвечает та часть мозга, которая ответственна и за многие другие вещи, например, речь. Поэтому и я занимаюсь развитием мелкой моторики с малышами. Но у меня все построено так, что, занимаясь моторикой, параллельно, в этом же упражнении, мы занимаемся и счетом, и формированием количественного представления.

-Неужели всех устраивает существующее положение дел?
-Нет, периодически предпринимаются попытки что-то изменить в рамках той или иной системы. В первую очередь печатают новые книги. Зачастую на этом и останавливаются. Но если по новым книгам преподавать по старым методикам, это, разумеется, не приносит особой пользы. В более продвинутых случаях делаются попытки ввести новые методики. Тогда успех процесса во многом зависит от гибкости учителя. Те, кого гордо называют «педагогами старой закалки» очень редко готовы действительно что-то изменить на принципиальном уровне. Закалка позволяет им успешно выдерживать натиски новшеств юного директора и упрямо учить детей «по старой, доброй методике». В общем, принцип очень прост. Чтобы действительно что-то изменить, менять надо не кусочками, а целиком, то есть надо полностью менять подход к процессу обучения.

-От чего вы отталкивались, начав выстраивать свою методику?
-В первую очередь, я считаю, что надо относиться к детям, как к личностям. Я не сюсюкаю с детьми. Всем мальчикам я пожимаю руку. И только чтобы не выглядеть совсем уж «белой вороной», я не обращаюсь к ним на «вы». Это говорит всего лишь об уважении к ученику. Я считаю, что всякий раз ко мне приходит очень одаренная, гениальная личность. Они все такими рождаются. Поэтому у меня нет вступительных тестов, я считаю, что любой ребенок может у меня заниматься. Кроме того, если относиться к ученику, как к личности, то мысль о том, чтобы предложить ему что-то второсортное, просто не появится. Все пособия и игры должны быть высококачественны, удобны, красивы. Нельзя давать ученикам отпечатанные слепым шрифтом листочки, это неуважение к личности учеников. Учителя должны быть высокопрофессиональны, они должны любить свое дело. Задачи должны быть понятны ребенку, речь в них должна идти о том, что он видит вокруг себя. Вот к примеру, задача на логику для ребенка 2-2.5 лет. «Сколько ног у одной собаки?» Все скажут, что четыре. «А у двух?» Диапазон ответов зачастую поражает. Наиболее популярные ответы: четыре или пять.
Но не менее важно учить детей серьезно. Игра у меня не цель, а средство. Учеба это не игра, преподавать надо серьезно, а игра это всего лишь инструмент.

Вместе с тем, урок у меня даже с маленькими детьми длится 45 минут. Секрет в том, что ребенок не должен осознавать, что происходит. Он не должен чувствовать, что вот, идет длинный, скучный урок, и через бесконечные 45 минут прозвенит долгожданный звонок. Ребенка надо постоянно переключать, урок должен быть интенсивным и напряженным, надо часто менять задачи и учебные материалы, невозможно 45 минут нудно мусолить одну и ту же задачу. Но если содержание урока насыщенно, ребенку просто не будет скучно. Факт в том, что на интересных уроках, а других у меня не бывает, даже самые маленькие дети эффективно работают 45 минут. А потом дети уносят игры домой, чтобы продолжать изучать понравившиеся им игры дома, продолжая и после уроков успешно развиваться.

-На кого рассчитана Ваша программа?
-Сегодня эта программа охватывает детей от 2 лет и до конца начальной школы. На сегодняшний день моя методика полностью отработана для детей, начиная с двух лет. Но я не останавливаюсь на достигнутом и разрабатываю методы работы с детьми помладше, вплоть до экспериментов по работе с трехмесячными детьми. Очень успешных экспериментов, кстати.
Кроме того, у меня есть очень успешные методики работы с проблемными детьми. Например, один из самых популярных сегодня диагнозов – гиперактивность, которую зачастую можно расшифровать, как «Ваш ребенок не может учиться в обычном классе». Гиперактивный ребенок, если он один в группе, может и будет работать, но это во многом зависит от профессионализма педагога и его готовности учитывать особенности своего ученика. Зачастую таким детям даже нужна немного другая, более удобная мебель. Если ребенку трудно усидеть на месте, то самый лучший способ справиться с проблемой – не заставлять его сидеть. Если ребенок хочет решать задачу стоя, то почему бы ему не решить задачу стоя? Или даже разгуливая вокруг столика? Возможно, это помогает ему думать. Единственное, что я не позволяю, это прыгать, безобразничать и мешать другим. Но если ребенок чувствует необходимость встать, подвигаться, сменить место работы, то какой смысл ему это запрещать? Все силы уйдут не на мыслительный процесс, а на препирательство между учителем и учеником. Его природа не позволит ему эффективно функционировать, если я заставлю его сидеть неподвижно. Но если я пойду ему навстречу, он будет успешно работать, его гиперактивность не будет мешать ни ему, ни мне, ни остальным детям.

Все дело исключительно в профессионализме и желании приложить определенные усилия. Профессионализм педагога и специальные методики позволяют очень успешно работать с детьми, страдающими от различных форм дислексии, затрудняющимися идентифицировать числа и объекты, даже с детьми с легкими формами аутизма.

Закрыть меню